0af1d55e     

Бражин Илья - Страна Желанная



Илья Бражнин.
Страна желанная
ГЛАВА ПЕРВАЯ
БОЙ У ГОРЕЛОЙ СОСНЫ
Глебка осторожно раздвинул колючий куст можжевельника и убедился,
что опоздал со своим обходным маневром. Враги опередили его и уже
залегли возле Горелой сосны.
Глебка нахмурился, досадливо почесал переносицу и стал
соображать, что же теперь делать.
Противник занимал очень выгодный рубеж. Горелая сосна стояла на
пригорке, и торчащие вокруг нее толстые пни служили надежным укрытием
для стрелков. Позиция была удобна для обороны, и в то же время с
пригорка легко было атаковать.
Противник явно находился в более выгодных условиях. Единственным
преимуществом красных было то, что они еще не обнаружили себя, и
враги, повидимому, не подозревали об их близости.
Этот единственный шанс на успех командир красных и намеревался
использовать. Он принял решение атаковать и атаковать немедля. Победу
могли принести теперь только быстрота и внезапность нападения. Глебка
вскочил на ноги, вынырнул из-за кустов, метнул гранату и ринулся к
Горелок сосне, крича на весь лес:
- Бей камманов! Кончай гадов!
Он бежал вперед, не оглядываясь, уверенный в том, что бойцы
следуют за ним по пятам. И он не ошибался. Атака развертывалась дружно
и стремительно. Бойцы бежали в рост, прыгая через кочки и крича:
- Ура-а-а! Бей камманов!
Спустя минуту к громким крикам бойцов приметался заливистый
собачий лай, и впереди атакующей цепи оказался довольно крупный
густошерстный пес. Острые уши пса торчали кверху. Взлаивая на бегу,
пес вскидывал вверх морду и скалил зубы, словно смеялся. Суета и
воинственные крики, видимо, нравились ему. Он первым ворвался в лагерь
врага и стал носиться между пней, хватая за штаны и атакующих и
обороняющихся.
Никто, однако, не обращал на пса никакого внимания. Все поглощены
были разгорающимся боем. Впрочем, бой потух, не успев как следует
разгореться. Командующий силами интервентов, которые защищали позиции
у Горелой сосны, вскочил на ноги и закричал на чистейшем русском
языке, даже окая по-архангельски:
- Это все неправильно. Я так боле не стану.
Командир отряда красных, занесший было шашку над головой врага,
закричал, с досадой опуская оружие:
- Как так не станешь? Чего это неправильно?
- Еще бы правильно, когда вас вона семеро, а у меня того и всего,
что один Минька. Хитры тоже.
Говоривший повернулся к своему отряду интервентов, состоявшему из
девятилетнего Миньки, и скомандовал:
- Собирай, давай, гранаты. Боле не воюем.
- Это как же не воюем? - вскинулся Глебка. - Выходит коли так, ты
сдаешься?!
- Держи карман шире. Как же, - угрюмо буркнул главарь интервентов
и вытер нос рукавом латаной рубахи. - Больно мне надо сдаваться.
- Значит сдрейфил окончательно? - спросил с презрением Глебка.
- Сдрейфил, сдрейфил! - закричали красные бойцы, поддерживая
своего командира. - Слабо, небось, стало.
- Ничего не слабо, - огрызнулся командующий отрядом интервентов,
- не хочу боле и все. Так играть неправильно.
Глебка смущенно хмыкнул. Гнев его прошел. Он понимал, что в
сущности говоря, жалобы Степанка на малочисленность отряда вполне
справедливы. Конечно, у него в шесть раз меньше солдат, чем бойцов у
Глебки. Но что же делать? Каждый раз, как ребята начинают играть в
войну и делятся на партии, все хотят быть только красными бойцами.
Никто не желает идти в камманы, как презрительно кликали на севере
англо-американских интервентов. Нынче едва уломали Степанка и Миньку
быть камманами, но в последнюю минуту и они вот пошли на попятный и
испортили всю игру.
Глебка нахмурился и почесал деревянной шашкой бо



Назад