0af1d55e     

Брандис Евгений - Гарри Гаррисон, Каким Мы Его Знаем



Евг. Брандиc
ГАРРИ ГАРРИСОН, КАКИМ МЫ ЕГО ЗНАЕМ
Гарри Гаррисону было 26 лет, когда в журнале "World Be-
yond" появился его первый рассказ "Рок Дайвер" (1951). Уже
на следующий год Фредерик Пол включил эту вещь в антологию
научной фантастики "Beyond the End of Time". Это была редкая
удача: "антологизируются", как правило, лишь произведения
известных писателей. Так началась литературная карьера Гар-
рисона, дипломированного художника, работавшего иллюстрато-
ром в нью-йоркских коммерческих фирмах и художественным ре-
дактором журналов. С тех пор Гаррисон постоянно печатается
на страницах распространенных периодических изданий, время
от времени попадает в антологии и с I960 года регулярно вы-
пускает отдельными книгами свои романы, повести и рассказы.
Сравнительно быстро завоевав популярность, Гаррисон стал
заметной фигурой среди писателей-фантастов США. Можно прос-
ледить по библиографическим источникам, как он уверенно во-
шел в литературу, постепенно накапливал силы, а затем утвер-
дился в научной фантастике как один из признанных авторов. В
индексе англо-американских журналов научной фантастики (In-
dex to the S. F. Magazines, 1951-1965) зарегистрировано око-
ло 60 публикаций Гаррисона. Из них только 11 приходятся на
50-е годы. Все лучшие произведения, принесшие ему извест-
ность, созданы за последнее десятилетие.
Еще недавно Гаррисона называли молодым, подающим надежды
писателем. Сейчас его имя упоминается в критических обзорах
наряду с Азимовым, Бредбери, Шекли, Саймаком, Полом, Каттне-
ром, Кларком, Уиндемом - виднейшими представителями совре-
менной англо-американской фантастики, чьи книги издаются у
нас и достаточно хорошо известны.
Гаррисон проявляет себя в фантастической литературе как
талантливый социолог и моралист, по-своему развивающий темы,
разработанные многочисленными предшественниками. Зависимость
тут двоякого рода - от научных идей и гипотез, порождающих
сходные сюжеты, и от произведений уже опубликованных и полу-
чивших признание. Не будучи ученым, подобно Кларку или Ази-
мову, он и не стремится обогащать фантастику какими-то новы-
ми сверхоригинальными идеями. Ему легче отталкиваться от
принятых допущений и делать иа них логические выводы. Впро-
чем, еще надо установить, где кончается подлинное новаторс-
тво и начинается интерпретация. Грани здесь очень условны.
Даже первые классики - Жюль Верн и Уэллс - нередко использо-
вали идеи своих современников - писателей, которые по разным
причинам не стали знаменитостями. Очевидно, кроме трудно
уловимого эффекта новизны, нужно учитывать и другие факторы,
определяющие литературный успех. А успех Гаррисона несомне-
нен и вполне заслужен.
Писатель широкого диапазона, работающий в разных жанрах и
в разных областях научной фантастики, он отличается прежде
всего необыкновенной сюжетной изобретательностью. Высокий
профессионализм, помноженный на прогрессивные устремления,
привлекает внимание и к таким произведениям Гаррисона, кото-
рые по строгим, но не всегда справедливым критериям следова-
ло бы считать вторичными. Например, в рассказах о роботах
Гаррисон сам же ссылается на сформулированные Азимовым "за-
коны роботехники" и умело применяет их в парадоксальных си-
туациях, извлекая из темы, выдвинутой первооткрывателем, но-
вые, еще не использованные возможности. Следовательно, речь
идет не о простом заимствовании, а о дальнейшем развитии и
обогащении плодотворных идей.
То же самое можно сказать о повестях и романах Гарр



Назад