0af1d55e     

Брайт Владимир - 32. Агония Мира



sf_action Владимир Брайт 32. Агония мира У него нет имени, он зовет себя Тридцать вторым. 32 — это его порядковый номер: тридцать один опыт провалился, тридцать второй удался. Он уже не вполне человек, слишком много в нем железа и других высокотехнологичных материалов.

Его вытащили с того света, хоть он об этом и не просил, ему дали новую жизнь и объяснили, что это одолжение ему придется отработать. Всего-навсего — уничтожить мир. Нет, не наш.

Но очень похожий.
Фантастический боевик «32. Агония мира» открывает трилогию Владимира Брайта, написанную в лучших традициях жанра.
2006 ru Snake fenzin@mail.ru doc2fb, Fiction Book Designer 21.04.2006 http://www.fenzin.org 2109AB32-D329-4E70-8B17-0D2B279B2390 1.0 32. Агония мира Изд-во Эксмо; Изд-во Домино М. 2005 5-699-14240-1 Владимир Брайт
32. Агония мира
1
Всегда чувствуешь себя разбитым, когда появляется подсознательное ощущение, что тебя хотят убить — и не в отдаленной перспективе, а в самом что ни на есть ближайшем будущем.
Я сидел в маленьком баре, где-то на задворках не только душного мегаполиса, но по большому счету и вселенной, и думал, что жизнь все-таки странная штука...
Два месяца назад грузовик, вылетевший из-за поворота на встречную полосу, сначала ослепил меня фарами, а потом взял на таран малолитражку, в которой я ехал. И все это на скорости сто километров в час.

У меня до сих пор по ночам стоит в ушах пронзительный визг тормозов и скрежет сминаемого металла. Последнее, что я успел сделать, — резко вывернуть руль влево, и удар пришелся не в лоб, а почти по касательной.

Впрочем, даже при таком столкновении мои шансы на выживание были скорее теоретическими. Если вас вырезают из раздавленной всмятку машины, это уже говорит о многом.
«Скорая», доставившая то, что еще некогда было здоровым человеком, в реанимацию, сдала эту груду искореженного человеческого материала под расписку и отправилась по следующим вызовам. А я так и остался лежать на операционном столе, где уставшая от ночных операций бригада совершенно не знала, что со мной делать: разобрать на запчасти, чтобы хотя бы некоторые мои уцелевшие органы послужили на благо других, более счастливых пациентов или просто отправить в морг.
Не знаю, на чем бы они остановили свой выбор, если бы, на счастье, моими бренными останками не заинтересовалась одна весьма серьезная контора, к тому же наделенная чрезвычайными полномочиями.
Когда-то я был молод, здоров и, что самое главное, не обременен близкими и родственниками. Одинокая троюродная тетка не в счет. Поэтому с моими останками можно было делать все, что угодно.

Компьютер выдал всю необходимую информацию, и уже через восемь минут меня забрали прямо с операционного стола.
Пережив кратковременную клиническую смерть по пути из больницы в лабораторию и еще две, более продолжительные, во время переделки моего тела, через пару недель я, к немалому удивлению местных специалистов, пришел в себя, а еще через месяц был морально и физически готов услышать о своем диагнозе и новой роли в этом мире.
* * *Совершенно бесцветный человек, со смытыми чертами лица, представился как Каффи Залабски (непонятно, к чему были эти изыски, — назвался бы просто мистером Смитом или Джонсом), после чего коротко спросил, хорошо ли я себя чувствую и готов ли услышать всю правду о своем нынешнем положении.
Это самое «нынешнее положение» звучало уж слишком официально. Впрочем, судя по виду мистера Залабски, психологически адаптированные беседы были не в его стиле. Поэтому я просто ответил, что я весь внимание и гото



Назад