0af1d55e     

Брайдер Юрий & Чадович Николай - Телепатическое Ружье



Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ
ТЕЛЕПАТИЧЕСКОЕ РУЖЬЕ
Когда Иван во втором часу ночи подошел к своему дому, у калитки его
ожидали двое.
- Сургучев И. Б.? - спросил один из них.
- Ага, - ответил Иван.
- Тысяча девятьсот шестидесятого года рождения?
- Да. А в чем дело?
Неизвестный, несмотря на темноту, сделал пометку в какой-то бумаге.
- Распишитесь здесь и здесь, - сказал он.
- Зачем?
- Это пустая формальность. Такой порядок.
- Слушай, дядя, - проникновенно сказал Иван. - Шел бы ты отсюда!
В голове его был легкий туман, а в ушах все еще звучала зажигательная
дискотечная музыка.
- У нас мало времени, - скучным голосом сказал неизвестный. - Сегодня
уже воскресенье. В понедельник утром, возможно, на Марсе начнутся военные
действия. Двенадцать часов назад объявлена выборочная мобилизация почти во
всех витках нашей Галактики. Земля должна выставить каждого
двухмиллиардного. Вы внесены в списки. Нужно спешить.
- Ну, я пошел, - сказал Иван. - Бывайте здоровы! - Кулаки его зудели,
но связываться сразу с двумя не хотелось.
- Подождите! - услышал он вслед. - С живыми уж очень много возни. Да и
вам так будет спокойнее.
Иван обернулся. Тот из психов, который все время молчал, правой рукой
вытащил из-за пазухи тускло блеснувший в лунном свете пистолет, а левой
ловко подсоединил к стволу длинную трубку.
- Эй, брось! - закричал Иван.
* * *
Прежде чем очнуться, он вновь пережил все это: и горячий пронзающий
удар в бок, и трепет разорванных внутренностей, и вкус хлынувшей из горла
крови, и собственную короткую агонию.
Иван лежал на чем-то жестком и холодном, плотно упакованный в пахнувшую
пылью мешковину. Рот и глаза были заклеены. В груди саднило. Ни рук, ни ног
он не ощущал.
- Пломба в порядке, - сказал кто-то над ним. Голос напоминал визг
обреченного на смерть поросенка. - Где там нож?
- Ты не очень-то, - сказал другой голос, спокойный и властный. - Тряпки
здесь дороже золота.
Послышался треск разрезаемой ткани, и голого, окоченевшего Ивана
вытряхнули из мешка.
- Антропоид, - сказал первый голос разочарованно. - Опять антропоид!
- Ну и что! - возразил второй. - Из них получаются самые лучшие
солдаты. Правда, жрут они много, это точно. Что там еще?
- Товарная бирка. "Класс: теплокровный позвоночный, кислорододышащий.
Отряд: антропоиды. Раса: гоминид. Способ ассимиляции: Б. Способ
диссимиляции: Б. Коэффициент жизнеспособности: 3, 01. Степень разумности:
А7. Сорт: 2".
- Все?
- Нет. Еще инструкция:
"При соблюдении нижеследующих правил данный индивидуум сохраняет
жизнедеятельность и жизнеспособность на неопределенно долгий срок..."
- Хватит! Как-нибудь и без инструкции разберемся. Отдери с него
пластырь. Пусть очухается.
Какие-то смутные тени шевелились вокруг Ивана, что-то звякало рядом.
Игла шприца несколько раз впивалась в предплечье, но он засыпал вновь и
вновь. Прошло немало времени, прежде чем Иван разглядел огромный, темный,
заваленный каким-то ржавым хламом подвал и склонившуюся над ним фигуру в
долгополой шубе и в чем-то вроде мотоциклетного шлема на голове.
- Вставай, приятель, - сказало существо в шубе и шлеме. - Набери
побольше воздуха и не спеши его выпускать. Тебе сделали небольшую операцию,
и теперь твои легкие могут усваивать значительно больше кислорода, чем
раньше. И речь нашу ты понимаешь свободно. Марсианская медицина - это тебе
не что-нибудь!
- Так вы, значит, марсианин? - спросил Иван, еле шевеля губами.
- Нет, я с Земли, как и ты.
- Значит, и вас тоже... - большим пальцем



Назад