0af1d55e     

Брайдер Юрий & Чадович Николай - Порядок Регистрации



Юрий Брайдер, Николай Чадович
ПОРЯДОК РЕГИСТРАЦИИ
Не думаю, что ошибусь, если приравняю первый сверхсветовой полет к
таким этапным историческим событиям, как первая пробежка далекого предка на
своих двоих, первый верховой заезд на только что прирученной кляче и первый
подъем воздушного шара братьев Монгольфье. Сейчас просто смешно вспоминать,
как заблуждались лучшие умы человечества, считая скорость света каким-то
недостижимым пределом. В конце концов оказалось, что мироздание неисчерпаемо
и бесконечно во всех своих свойствах, и в нем нет пределов для разума.
Не буду говорить здесь, с какой тщательностью подбиралась кандидатура
пилота для первого сверхсветового полета. Среди великого множества
предъявленных к нему требований было одно, на котором споткнулись почти все
претенденты -- безусловное согласие на полет абсолютно всех родственников,
так как, по релятивистским законам, возвращение экспедиции ожидалось через
два миллиона лет по земному счету. Так вот, я оказался единственным
кандидатом, все родственники которого дружно согласились на вечную разлуку.
Надо будет над этим фактом поразмыслить на досуге. Но это не главное.
Стартовал я со спутника Нептуна Тритона, дождавшись момента, когда все
обитаемые планеты удалились на безопасное расстояние. Запуск произошел без
особых происшествий, если не считать того, что отброшенный за орбиту Урана
Тритон превратился в десятую планету. Нептун приобрел шикарное кольцо, а у
Земли слегка перекосило ось.
Наиболее ответственным моментом в моем путешествии оказалось
преодоление светового барьера. Корабль, а вместе с ним и я распались при
этом на элементарные частицы гораздо более низкого уровня, чем кварки.
Теоретически готовый к этому, я, тем не менее, сразу же обрел прежнюю
структуру, кинулся к ближайшему зеркалу, а потом еще долго с подозрением
ощупывал все части своего тела.
Основной целью полета было, конечно же, установление контакта с
разумными обитателями иных миров, если таковые отыщутся. В этом деле мне
должно было помочь другое великое изобретение человечества --
лингвистический анализатор-синтезатор. По двум-трем словам, жестам или
телепатическим сигналам он мог почти мгновенно создать словарь, фонетику и
грамматику практически любого языка. На пусковых испытаниях этот электронный
монстр расшифровал речь дельфинов, создал всеобщий универсальный разговорник
и окончательно запутал вопрос об эскимосо-полинезийских отношениях.
Первый инопланетный корабль повстречался мне сразу же за Альфой
Центавра. Шел он на сверхсветовой скорости, поэтому о его размерах и форме я
ничего определенного сказать не могу. Тем не менее зрелище было
захватывающее: оказавшиеся поблизости звезды мигали и гасли, как на
сквозняке, пространство, а заодно и время разлетались вдребезги и
проваливались в тартарары, "черные дыры" сотнями возникали за кормой
корабля, как пузыри в кильватере океанского лайнера. Конечно же, я сразу
попытался наладить контакт.
-- Люди Земли приветствуют собратьев по разуму...-- начал я заранее
подготовленную фразу, но меня тут же бесцеремонно прервали:
-- Что у тебя? Авария?
--...И предлагают объединить усилия в деле познания мира,-- закончил я
несколько упавшим голосом.
-- Эх, мне бы твои заботы! -- с такими словами инопланетянин пронесся
мимо.
Вскоре я убедился, что космические корабли в Галактике встречаются так
же часто, как рыболовные шаланды в черноморских лиманах. Правда, все они,
как один, обменявшись со мной приветствиями (кто друж



Назад