0af1d55e     

Брайдер Юрий & Чадович Николай - Опасное Лекарство



Брайдер Юрий Михайлович, Чадович Николай Трофимович
Опасное лекарство
По широкой мощной дороге, проложенной еще в незапамятные времена от
Нильских переправ к Городу Мертвых, толпа голых рабов с пронзительными
воплями тащила огромную каменную глыбу. Человек двадцать натягивали
веревочные лямки, дюжина подкладывала катки и еще столько же орудовало сзади
рычагами. Надсмотрщики бегали вокруг и помогали рабам плетьми.
Так, общими усилиями, глыбу доставили, наконец, к подножию
недостроенной пирамиды. Одна из граней пирамиды была засыпана землей, поверх
которой лежал настил из твердого дерева, который непрерывно поливали водой.
Рабы опутали глыбу нейлоновыми тросами, и мощные электролебедки,
заскрежетав, медленно потащили ее наверх, туда, где она, подобно тысячам
других, точно таких же каменных монолитов, должна была лечь в памятник
богатства и могущества живого образа Солнца, повелителя зримого и незримого
мира, вечно живущего фараона Хуфу.
Рядом с пирамидой в тени сикомор сидел на походном стуле управляющий
отделением транснациональной компании "Шеп Каллиам, грандиозные строительные
работы". Вокруг стояли писцы, глашатаи и младшие жрецы Ра. Никогда еще - ни
при проходке Критского лабиринта, ни при возведении Вавилонской башни, ни
при строительстве Великой Китайской стены - компании не приходилось
сталкиваться с такими трудностями. Рабы и земледельцы, согнанные на работы
со всех номов Египта, были слабосильны и нерасторопны. Из-за упрямства
фараона и жреческой коллегии пирамиду приходилось складывать из монолитных
блоков, словно печную трубу. О железобетоне и металлоконструкциях они и
слышать не хотели. Зачем эти новшества? Руки неизвестных фанатиков постоянно
выводили из строя механизмы лебедок, кранов и скреперов, с таким трудом
переброшенные сюда через десятки столетий и тысячи километров. Беспощадное
солнце и песчаные бури просто сводили с ума.
Неожиданно одна из глыб сошла с катков, образовав затор. Нервы
управляющего не выдержали.
- Бездельники! - взвыл он. - Я вас научу работать! Стража! Всыпать им!
Толмачи нараспев перевели его слова. Глашатаи, напрягая глотки,
повторили их. Надсмотрщики, вооруженные тиссовыми палками и кожаными
петлями, набросились на провинившихся. Управляющий, схватив опахало, тоже
полез на свалку.
- Я вас витаминами кормил! Машины привез! - кричал он, колотя древком
опахала по худым коричневым спинам. - Я из-за вас жизнью рискую! Чтоб вы
подохли здесь вместе со своим фараоном!
Проворный раб увернулся, и древко опахала переломилось о голову
десятника.
Пошатываясь, управляющий вернулся в тень сикомор. Солнце поднималось
все выше и выше. Каждый вдох обжигал ноздри, как горячий пар. Гладкая,
необъятная, уходящая в небо желтая стена пирамиды слепила глаза.
Управляющему вдруг стало нестерпимо тоскливо.
Он все еще стоял так, дрожащей рукой вытирая пот со лба, рабы все еще
раскачивали злополучную глыбу, а в окрестных селениях люди продолжали как ни
в чем не бывало лепить горшки, черпать воду и молоть ячмень. И в этот момент
в небе родился странный глухой звук похожий на раскаты далекого грома. Земля
дрогнула. Одна из глыб, уже доставленная наверх, сорвалась и стремительно
заскользила вниз.
Низко над горизонтом появилась ослепительная точка. Она быстро
приближалась. Она обволакивалась белым пламенем... Пустыня позади нее
становилась дыбом и неслась вслед, заслоняя весь горизонт и все небо.
- Боже! - прошептал управляющий. - Темпоральный бомбардировщик!
А вокруг уже мета



Назад