0af1d55e     

Бояндин Константин - Ралион 1 (Пригоршня Вечности)



КОНСТАНТИН БОЯНДИН
ПРИГОРШНЯ ВЕЧНОСТИ.
Татьяне и Дженнироуз
Глава первая
Буря утихла.
Обрушив часть своей ярости на источенные скалы острова, она отступила к северу, волоча за собой тяжелый черный шлейф облаков. Усмиренные волны лениво покачивали корабль, уже не стремясь смять его, захлестнуть, увлечь в лазурную бездну.
И капитан, и команда были измотаны недавней схваткой со стихией; их единственный пассажир, напротив, сохранял полное спокойствие. Капитан тайком посматривал на него: высокий, стройный, закутанный (в этакую жару!) в меховой плащ. Должно быть, боги милостивы к этому странному человеку, раз буря улеглась так скоро...
Да только что могло привлечь столь прилично выглядевшего путешественника на этот проклятый остров? Ни одно судно вот уже десятки лет не причаливает к нему: древний маяк многие годы как не светит.

Лишь отчаянные искатели приключений стремятся сюда за обсидианом, за сокровищами, якобы погребенными в подземных лабиринтах... Капитан вздохнул. Положительно, его пассажир не похож на авантюриста.
Впрочем, пусть его высаживается.
Пока готовили шлюпку, капитан припомнил начало рейса: мрачные знамения не оставляли их в покое. Призрачные корабли, преследующие судно; мрак, что опустился на море посреди ясного дня на второй день после отплытия; неожиданный пожар, который лишь чудом не уничтожил их всех. Пора прекращать ходить сюда, где обитают лишь молчаливые немигающие рептилии, где боги, покровительствующие людям, слепы и глухи к воззваниям.
Неожиданно для самого себя капитан сложил за спиной пальцы в знак, отгоняющий злых духов. Побыстрей бы убраться отсюда.
* * *
Стало очевидно, что матросы не намерены ступать на землю островка, Нламинер покачал головой, проклиная их за суеверия, и бросил свою поклажу на скамью. Меньше всего ему сейчас хотелось искупаться вместе со всем имуществом.
Тяжелые неодобрительные взгляды сверлили его затылок, когда он перебрался за борт - вода оказалась на удивление теплой - и в три шага добрался до узенькой полоски песчаной отмели, что опоясывала остров неровным кольцом.
Притихший остров встретил его лишь вечным голодным призывом чаек. Ни пятна лишайника, ни травинки - ничего. Воздух у иссеченных ветром и солнцем базальтовых стен был горячим и влажным.
Волны равнодушно облизывали песчаную полоску у его ног.
- Передайте-ка мне... - Слова застыли на губах Нламинера, когда шлюпка быстро и беззвучно истаяла, рассеялась, словно дым.
Секундой позже исчез и корабль, покачивавшийся чуть поодаль.
Несколько мгновений голоса людей еще отражались от горячих темных скал.
А капитан увидел, как рябь пошла по фигуре его пассажира и его не стало. Без хлопка, взрыва и прочих эффектов. Был человек - и нет его.

Матросы в шлюпке, побелевшие, словно снег, за пару минут пригнали ее назад.
А спустя еще десяток минут островок удалялся за кормой, и никто не осмелился оглянуться, чтобы проводить его взглядом. Сверток с вещами их загадочного попутчика немедленно полетел за борт.
Больше капитан уже не плавал в этих водах и не испытывал такого ужаса, который почему-то овладел им возле забытого маяка. Он никому не рассказал, что ему померещилось за несколько мгновений до того, как его последний пассажир бесследно испарился.
Капитану показалось, что чужое, нечеловеческое лицо глянуло на него - лицо, покрытое коротким светлым мехом, с двумя массивными клыками, выступающими изо рта.
* * *
Нламинер постоял еще несколько минут; слабая надежда на то, что случившееся - наваждение, не сразу покинула его. Одн



Назад