0af1d55e     

Борушко Олег - Мальтийский Крест



Олег Борушко
Мальтийский крест
Олег Матвеевич Борушко родился в 1958 году. Окончил МГИМО МИД СССР,
Литературный институт им. М. Горького. С 1994 по 1998 год жил на Мальте, с
1998 года -- в Англии. Изданы сборники стихов, повести, стихотворные переводы
со старояпонского и китайского языков, историко-туристический триллер "Мальта.
Личное дело".
Любовь на просторах великой империи сродни поездке на почтовых. Звонкая
при выезде из деревни, упоительная на разгоне; в виду губернского города уже
привыкшая к ухабам, она осеняется венцом полноцветной радуги с приближением к
столице, славе, могуществу.
Меж подданных малой державы -- любовь подобна маяку: ровными вспышками
после минутных затмений, она подчиняется воле смотрителя, зато не зависит от
ветра, от моря, от непогоды.
Лев Толстой.
Черновые материалы к "Анне Карениной"
Маяк в Большой Гавани Мальты работал как часы.
Двадцатипятилетний граф Джулио Литта, приняв с вечера команду над караулом
порта, расположился поужинать.
В старом здании таможни, сложенном еще Жаном Ла-Валеттой, было сыро.
-- Нет, это не христианский остров! -- заявил Робертино после первой
мальтийской ночи семь лет назад. Он ненавидел влажные простыни почти так же
сильно, как ревнивых мужей. -- Это, ваше сиятельство, наоборот!
-- Н-наоборот? -- рассеянно отозвался тогда Литта.
-- Чистой воды турецкая баня! -- заявил Робертино.
Джулио отстегнул шпагу, прислонил к столу. "Упадет", -- подумал он. Грузно
сел на скамью, заложил ногу за ногу, расстегнул у горла красный супервест.
Скрипнула дверь. На цыпочках вошел Робертино, поставил поднос с вареной
лампукой* . Джулио поморщился.
-- Пост еще только завтра! -- отрезал Робертино. -- Съешьте рыбки! Вы себя
в гроб загоните!
Джулио обвел глазами стены таможни.
-- Вот именно -- чем не гроб? -- пропел коротышка Робертино. -- Загнешься
от тоски среди этих камней, еще и не есть. Эх, то ли дело в Милане!.. Корабль,
между прочим, эчеленца* . И здоровенный.
Джулио разломил хлебец, стал медленно жевать, покачивая сапогом. Тонко
позванивала шпора.
-- А флагов не видать, -- с удовольствием добавил слуга и принялся терзать
громадные черные усы, распущенные веером по неаполитанской моде.
Дверь вновь распахнулась, в комнату втиснулся брат-оруженосец размером с
двух Робертино, поставленных друг на друга. Он был без усов, зато с
бакенбардами.
-- Ваше превосходительство, иностранец на рейде...
Шпага поехала по краю стола и грохнулась со звоном.
-- По огням -- военный, -- продолжал навытяжку караульный. -- Фрегат, ваше
превосходительство.
Джулио перестал жевать.
-- Ф-фрегат? -- сказал он.
Брат-оруженосец покосился на Робертино.
-- Эчеленца, так ведь ужин... -- Робертино опасливо ступил шаг назад. --
Фрегат-то уже здесь, а ужин-то еще... -- он посмотрел Джулио прямо в живот.
Даже сидя Джулио Литта возвышался над слугой на добрый фут.
Граф тяжело и спокойно глядел на Робертино. "Как якорь на креветку", --
образно думал тот, отступая все дальше.
-- Лодка, раз пришла, уже никуда не денется, -- бормотал слуга. -- А рыбка
остынет...
Правый ус у него стал непроизвольно подергиваться.
-- Двое суток ареста, -- сказал Джулио. -- Еще раз повторится -- отрежу
усы.
Доскакав до форта Святого Эльма, Джулио взобрался на смотровую башню и
навел подзорную трубу в кожаном пояске на сырую мальтийскую темень.
2
В ночь на 20 января 1789 года русский фрегат "Святой Николай" встал на
рейде Валетты.
-- Эк мигает ровно. -- Волконский передал трубу капитану. -- Что



Назад