0af1d55e     

Боровой Владимир - Просто Пишущая Машинка



Владимир Боровой
"ПРОСТО ПИШУЩАЯ МАШИHКА"
Всемогущему текст-процессору
Стивена Кинга,с воодушевлением
"- О,человеческий разум! -
мечтательно продолжил он.- Мы
воистину вожделеем его.Мы получаем
разумы от отрекшихся от них
владельцев; правда, не все эти люди
отреклись от них добровольно.Hам
приходилось придумывать изощреннейшие
способы для того, чтобы заставить их
сделать это,и в некоторых случаях эти
способы даже достойны быть описанными
в какомнибудь произведении..."
Крис Мёрль."Вчерашний ветер".
Когда на полуисписанной странице появился восьмой рисунок,на
котором довольно безобразный чертик сидел на крылечке и курил кальян,
Леша подумал, что именно так вполне мирные студенты превращаются в
буйнопомешанных.
Он вздохнул и с тоской посмотрел на лектора, излагающего нечто
неудобоваримое и одуряюще скучное. Затем его взгляд упал на часы - до
конца этого мучения оставалось еще пятьдесят семь минут. Я, наверно,
умру за это время, и неоднократно, с обреченностью подумал Леша,
перевернул тетрадку на сто восемьдесят градусов и с особенной
тщательностью принялся изображать лектора, повешенного за шею в
деревянном сельском сортире точно над дырой. Вся эта милая композиция
умещалась на участке в пять квадратных сантиметров - Леша не признавал
больших размеров в графике.
Он водил ручкой по бумаге, критически оценивая каждую линию, и
одновременно произносил пространный монолог, исполненный в стиле
очерка застойных годов. Его предметом была скромная персона самого
Леши:
- Этого человека зовут Алексей Васильев - просто и без
притязаний, никаких там Уинстонов Черчиллей или
Эрнстов-Теодоров-Амадеев Гофманов. Он простой российский студент...
Сменивший, правда, уже два факультета и учащийся - быстрый взгляд на
лектора - мучающийся на третьем. Хм, спросите, а что же его подвигло
на эти перемещения, вовсе не принесшие ему спокойствия и счастья?
Безусловно, пресловутая жажда знаний. Хотя, пожалуй, в такой форме они
его жажду не утолили, скорее, наоборот, привили стойкую антипатию к
научной работе. Что еще? - Поиск себя. Hадо же где-нибудь человеку
найти себя. Что ж, на филологическом факультете Алексей Васильев
Алексея Васильева не нашел, на историческом его тоже не оказалось, и
выбор третьего места учебы, где над всем властвует Иностранный язык
как собирательный термин, также, очевидно, был ошибкой, ибо теперь наш
герой мостит себе дорогу в дурку милыми желтыми кирпичами.
А чем еще заметен этот человек, спросите вы, и будете правы,
потому что, обладая ростом в метр девяносто восемь, трудно не быть
заметным, или, по крайней мере, замечаемым. А помимо роста господин
Васильев обладает способностью рисовать миниатюрки различной степени
похабности и - главное! - сочинительствовать. Творить. Придумывать.
Пробовать. В бытность свою школьником он даже опубликовал в районной
газете два рассказа: один - о трудовых буднях школы, а другой - о
победе добрых космических поселенцев над кровожадными фашиствующими
инопланетянами. С тех пор в творчестве Алексея произошел перелом:
писать он стал лучше и интереснее - подтверждено свидетельскими
показаниями - но вот тематику он выбирает, не подходящую даже для
областной периодики. А до Москвы или - тем более - Питера - далеко...
А есть ли у вашего этого Васильева заветная мечта, задаст
нетерпеливый вопрос приверженец культмассовой санобработки молодежи,
вскочивший со своего теплого места. Есть, старый пердун, гордо ответим
мы ему. Hаш Лешенька мечтает о собственной к



Назад