0af1d55e     

Боровик Артем - Спрятанная Война



Артем БОРОВИК
СПРЯТАННАЯ ВОЙНА
Разумеется, предлагаемая читателю документальная повесть "Спрятанная
война" - вещь субъективная и не претендует на то, чтобы дать полную историю
войны в Афганистане или каких-либо событий, связанных с ней. Скорее это
рассказ о том, что сам автор видел и испытал в Афганистане. О том, что
человек делает на войне, и что война делает с ним.
Автор
Твое имя и подвиги были забыты
Прежде, чем высохли твои кости,
А ложь, убившая тебя, погребена
Под еще более тяжкой ложью.
Джордж Оруэлл
"Памяти Каталонии"
Вместо предисловия
Каждый из сотен тысяч прошедших через эту войну стал частью
Афганистана, частью его земли, которая так никогда и не смогла поглотить
всей пролитой на ней крови. А Афганистан стал частью каждого воевавшего
там.
Впрочем, "Афганистан" - это не страна и уже больше года как не война.
"Афганистан" - это скорее молитва, обращенная не столько к Богу, сколько к
самому себе. Шепчи молитву эту перед сном ровно столько раз, сколько людей
погибло там. Выплевывай это слово, выбрасывай его быстрее автомата. И если
повезет, быть может, где-то на пятнадцатой тысяче ты поймешь, услышишь его
изначальный тайный смысл.
Идиоты называли Афганистан "школой мужества". Идиоты были мудрецами:
сами они предпочитали в эту школу не ходить. Они полагали, что это
"интернациональный долг", "битва с наймитами империализма на южных рубежах
Отчизны", "решительный отпор агрессии со стороны региональной реакции" и
все такое пятое-десятое... - словом, они убеждали себя и заодно страну в
том, что Афганистан "обращает несознательных юнцов в стойких борцов за нашу
коммунистическую веру".
Но Афганистан был никчемным университетом для юного атеиста Именно там
ты начинал верить в абстрактное существование Добра и Зла, хотя через пару
месяцев и обнаруживал, что в итоге их противоборства Добро отнюдь не всегда
выходит победителем. Чаще наоборот. Зло было везде и всем сразу: "духом",
потом "мятежником", чуть позже "повстанцем", пока не превратилось в
"вооруженную оппозицию" Иногда оно выступало в образе ротного, "прапора",
"дедушки", которому осталось всего два месяца до дембеля. Но где пряталось
Добро, знало лишь оно одно И постепенно ты начинал ценить просто-напросто
доброту - так оно верней. Добро - доброволец - интернационалист -
Афганистан - смерть За добро не жди добра - уже это точно.
В апреле 87-го и я познакомился со снайпером, у которого тыльная
сторона грязного подворотничка была исписана словами из псалма - 90: "Живый
в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви:
Заступник мой еси и Прибежище мое. Бог мой и уповаю на Него..."
Война давала столько поводов, чтобы стать циником. Или убежденным
мистиком. Каждый месяц - а на боевых - каждый, бывало, день - она
заставляла тебя мучиться в поисках ответа на извечный вопрос: "Господи,
почему его, а не меня?! И когда же - меня? Через минуту или через пятьдесят
лет?"
Сегодня солдат возносил молитву тому, кого на следующий же день
проклинал.
И наоборот.
Помню, лет пять тому назад - кажется, в Кандагаре - паренек, только
что прибывший туда после учебки, во время обстрела шептал быстро-быстро:
"Мамочка, возьми меня в себя обратно! Мамочка, возьми меня в себя
обратно!.." А другой, оставшись без рук и глаз, отправил из госпиталя
письмо отцу "На черта ты, старый хрен, сделал это девятнадцать лет назад?!"
В одном из наших монастырей и познакомился с болезненного вида
человеком, который в конце разговора переспросил:



Назад