0af1d55e     

Бородыня Александр - Похождения Рофессора Эпикура



Александр Бородыня
Похождения рофессора Эпикура
Глава 1. ОБЗОР
Дивизию "Дуглас" бронепехота раздавила, как клопа на скале. В би-
нокль, если подобраться поближе и раздвинуть пышные заросли, видны были
на меловом рельефе разбросанные красно-зеленые кляксы. Ветер приносил к
полевой кухне, развернутой в чащобе, запашок разлагающихся трупов.
Солдаты в бронемашинах не пахли. По уставному порядку после заверше-
ния операции они в раскаленных машинах с самозапаивающимися люками быст-
ро высыхали и мумифицировались, отравленные на боевом посту. Десять
сверкающих броневиков, застрахованные от захвата, замерли на долгие ме-
сяцы в узкой лощине - надежный боеконсерв.
Санитарка в роте Эпикура рассказывала:
- Тащу господина полковника... он-то не слышит - морда в мелу, крови
не видно, а в бронетанке скребется кто-то, стонет... Наверное, газ не
включился, вот его, бедненького, и заварило заживо!..
Пахли только мертвые солдаты и офицеры дивизии "Дуглас", в бинокль
можно было хорошо разглядеть лицо одного солдата: звездообразное серебро
кокарды, черный глянцевый козырек фуражки, под козырьком коричневый мяг-
кий провал: белые зубы, кончик острого носа, и, туго намотанные на гор-
ле, серебряные нити аксельбантов.
Тяжелый запах не портил аппетита свежепригнанных батальонов гливеров.
Ближе был запах, исходящий от походных котлов, от оловянных мисок, разб-
росанных по траве, прохладный и жирный запах свежей оружейной смазки
приятно холодил ноздри, И еще была вонь собственных солдатских тел, за-
живо сгнивающих в герметичной резине нормативных комбинезонов.
У обширной брезентовой палатки на раскладном стульчике низко сидел
ротный и, лениво поплевывая на обожженные пальцы, копался в своем кроко-
диловом планшете. Из планшета на землю выскочила квадратная черно-золо-
тая тисненая открытка: "Мовзи-залы для покинувших жизнь". Она легла кар-
тинкой вверх, и Эпикур поморщился.
"Тех, кто в бронемашинах, тоже туда по воздуху переправят, - вечная
память, точный номер на руке: был таким-то, погиб тогда-то, возраст, вес
при жизни, вес после смерти, отдельно вес мозгового вещества... Родос-
ловная: ближайшие родственники, прямые потомки... Интересная мысль: сво-
их солдат убивать из удобства, хотя, это у них в технологии боя!.. Пойди
теперь, вскрой бронемашину без ключа, и не взорвешь ее!.. Можно, конеч-
но, взорвать, но сколько пороху надо!?. Порох на бой отпущен. Правда,
здесь мы исходим из тезиса, что и война когда-нибудь кончится, а наука
начнет развиваться по мирным рельсам, по мирным рельсам наука, соот-
ветственно, докатится до восстановления из мертвых, вот тут-то их всех
восстановят - героев! Ну, того, который сейчас скребся, уже нипочем не
восстановят, он, вероятно, по их понятиям - предатель! А нашим - только
вечная память и братская могила! Тоже морока. Когда скалы возьмем, при-
дется ведь грунт взрывать, придется бульдозер выпрашивать, не лопатами
же ее рыть, могилу эту!.. Хотя, и лопатами - ничего!.. Грилям вообще
умирать запрещено!.. Ох, сидят они на севере - ни ракеты, ни костра, ни
звука, комфортно сидят, а потом вдруг жесткий марш-бросок, километров на
шесть, не больше!.. В рамках задачи... Вот только... Духота! Комбинезон
проклятый! Какая сволочь его в Институте придумала?!"
Эпикур разодрал на груди длинную, от горла до паха, застежку комбине-
зона и полил из фляги выпавший наружу белый, безволосый, мокрый от пота
живот. Спирт немного подсушил кожу. Ротный смотрел, как дышит его
собственная жировая



Назад