0af1d55e     

Бородин Сергей - Костры Похода (Звезды Над Самаркандом - 2)



Сергей Петрович Бородин
ЗВЕЗДЫ НАД САМАРКАНДОМ
Книга вторая. КОСТРЫ ПОХОДА
Закончена в 1958 г.
О произведении. Изданы первые три книги, входящие в труд под общим
названием "Звезды над Самаркандом". Четвертая книга тетралогии ("Белый
конь") не была закончена вследствие смерти С. П. Бородина в 1974 г. О ней
свидетельствуют черновики и четыре написанных главы.
ОГЛАВЛЕНИЕ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ВЕСНА 1400 ГОДА
Первая глава. Дым
Вторая глава. Синий Дворец
Третья глава. Дорога гонца
Четвертая глава.
Стан
Пятая глава. Москва
Шестая глава. Ширван
Седьмая глава. Волки
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
КУПОЛ ЗВЕЗДОЧЕТОВ
Восьмая глава. Халат
Девятая глава. Ширван
Десятая глава. Кузница
Одиннадцатая глава. Стан
Двенадцатая глава. Сазандары
Тринадцатая глава. Марага
Четырнадцатая глава. Ухо
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
КАМНИ АРМЕНИИ
Пятнадцатая глава. Сарай
Шестнадцатая глава. Книги
Семнадцатая глава. Арзрум
Восемнадцатая глава. Курды
Девятнадцатая глава. Мешок
Двадцатая глава. Костры.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ВЕСНА 1400 ГОДА
Первая глава
ДЫМ
Дым пожарищ поднимался над землей Карабаха. То стлался, белый и
густой, то взвивался черными столбами в ясное, как родник, мартовское небо.
Воинства Тимура стронулись с привольного зимовья. Двинулись,
сопутствуемые стадами и обозами. Двинулись, как кочевье, но кочевье
необъятное и безудержное.
Расплескивая тяжелую грязь, скрипя, покачиваясь, тащились арбы, макая
в лужах края ковров и войлоков.
Обегая неповоротливые обозы, провялившейся целиной шла конница.
Волочилась пехота, подоткнув полы халатов либо заправив их в обширные
штаны, давя сапогами вязкое весеннее месиво.
Вперемежку с отрядами пехоты деловито торопились гурты ослов с мелкой
поклажей.
С краю от воинств, протянувшись тысячегорбой непрерывной цепью вдоль
подножия гор, шествовали верблюжьи караваны. Шествовали стороной от дороги,
там, где с незапамятных времен пролегли узенькие, как строчки, тропки,
протоптанные давно исчезнувшими путниками, мирными караванами странников и
купцов.
Дым пожарищ висел над прозеленью свежих трав, над первыми всходами
полей, над садами, где деревья набухали соком, над реками, полными пены и
ропота.
Когда потоки пересекали дорогу и конница шла вброд, кони тянулись
теплыми бархатными губами к студеным струям.
Из придорожных кустарников вспархивали птицы. Звенели их первые
песенки. Но люди в ту весну не пели песен.
Молча шло воинство. Молча, едва заслышав о нем, уходили прочь жители.
Молча уходили в степную ли глушь, в горные ли щели, ухватывая из скарба
лишь то, что могло их пропитать в скитаньях. Молча уходили с пути, где шел
Тимур.
Тимур ехал между двумя внуками.
Из них один - сын Тимуровой дочери Султан-Хусейн, возглавлявший
конницу, в тот день несшую караул.
Другой - Улугбек, подвернувшийся деду, когда на рассвете дед вышел из
своей юрты к седлу.
С внуками Тимуру незаметней казался переход, длинный, однообразный, не
суливший ни занятных случаев, ни боевых встреч.
Ехали обочь людского потока, но некуда было отстраниться от густого,
как чад, запаха коней и человеческого множества, от скрипа и визга колес,
от топота... Все это слилось в гул, какой бывает, когда с гор рушится
лавина.
Тимур подолгу молчал, поглядывая в сторону дымов, вглядываясь в даль.
Всюду, то тут, то там, виднелись дымы, отмечая происк [так] передовых
легких отрядов, что рыскали, как рыси, намного опередив воинство.
Страну эту, Азербайджан, считали землей, давно подвластной Повелителю
Мира, своей землей, где у каспийских берегов си



Назад