0af1d55e     

Бородин Леонид - Встреча



Леонид Бородин
Встреча
Когда-то давно Козлов занимался боксом, несколько раз получал нокаут,
оттого и было знакомо ему состояние, когда возвращаешься из небытия, когда
сначала не чувствуешь своего тела и будто впервые открываешь, что ты -
есть; затем сознание выходит вовне и обнаруживает мир. Оно само еще как
тысяча осколков. Но вот осколки медленно, потом все быстрее стягиваются к
центру, воссоздавая целое. И тогда происходит узнавание себя и мира и
начинаешь чувствовать свое тело.
Первое, что Козлов почувствовал, была боль в ноге. Он приподнялся,
взглянул на небо, надеясь по солнцу определить, как долго был отключен. Но
небо, как назло, еще с самого утра было плотна задраено грязными портянками
и нигде не просвечивалось. Автомат лежал у ног. Козлов оглянулся. Негромко
крикнул: "Эй!", но тишина была такая, как бывает, когда человек один. Начало
саднить подбородок. Он притронулся к нему и увидел на руке кровь. Заломило
скулы и какой-то зуб на правой стороне, а может быть, несколько зубов.
Нокаут отменный. Только почему еще и ногу больно? Засунул руку в сапог,
потрогал. Неужели еще и пнул? Ну и задачка с одним неизвестным! Неизвестный
смотался. Автомат оставил - и на том спасибо.
Но сидеть и раздумывать некогда. Надо уходить. Он ведь еще не ушел. В
этих редких, насквозь просвечивающихся березниках ему делать нечего. Надо
найти настоящий лес. А места незнакомые. Некоторое время Козлов
осматривался, пытаясь сориентироваться, потрогал разбитый подбородок,
покачал головой, закинул на шею ремень автомата и зашагал на восток...
...Сначала ему не повезло - он попал в группу незнакомых людей.
Большая часть их была измучена отчаянием, голодом, ранами... Твердо решив
бежать при первой возможности, он сразу стал высматривать себе товарища.
Понаблюдав, подстроился к сержанту с хмурым злым лицом, с большими
ухватистыми ладонями работяги. На первый же его намек сержант, не поднимая
глаз, длинно выматерился, сплюнул:
- Хорош! Отвоевался!
Козлов еле сдержался, чтоб не двинуть ему в ухо. Вот тогда он впервые и
заметил этого, длинноногого. Хотя он был без очков, но по прищуру, по
красноватой полоске на переносице в нем угадывался очкарик. Мгновенно оценив
его, Козлов решил, что "с этим каши не сваришь". И тут же забыл о нем. Но
очкарик стал попросту вертеться перед глазами. Это насторожило Козлова.
Стоило ему оглянуться, и он тотчас же накалывался на ускользающий взгляд
длинноногого. "Сволочь, чего ему надо?" - пытался угадать Козлов. Решил
произвести "разведку боем". Подошел к нему и спросил запросто: "Закурить не
найдется, приятель?" Тот растерялся, заморгал длинными белесыми ресницами,
хрипло выдавил: "Нет", и откачнулся за чьи-то спины.
Их пригнали на ремонт железнодорожного полотна. Человек тридцать.
Охрана - шесть солдат и две собаки. Для тридцати человек немного. Но для
одного - больше чем достаточно. И все же у Козлова было предчувствие, что
он уйдет именно сегодня.
Как и все, впрягся в работу. Люди таскали шпалы, подкладывали их под
рельсы, забивали костыли, деревянными лопатами утрамбовывали грунт. Работали
тяжело. Война шла уже третий месяц. Люди хлебанули ее сполна.
Козлов был на финском. Считая себя кадровым, он не мог себе простить,
что попался. Это была короткая, но тяжелая история. Козлов решил выбросить
ее из своей памяти и биографии. Ему нужно делать дело. Нужно уйти, и он
уйдет...
К полудню Козлов почувствовал, что обстановка изменилась к лучшему. И
он сделал стойку. Во-первых, люди р



Назад