0af1d55e     

Бояджиева Мила - Золотая Рыбка



МИЛА БОЯДЖИЕВА
ЗОЛОТАЯ РЫБКА
Моей свекрови - Нине Федоровне
Глава 1
Едва вынырнув из сна, Полина вспомнила все и блаженно зажмурилась.
Ощущение такое, будто прямо на одеяло и подушку, изящно упакованные в
лазурный шелк, высыпали охапку свежих ландышей. Пьянящий восторг, томная
нега во всем теле - от макушки с растрепанными прядями блестящих пепельных
волос, недавно подстриженных у первоклассного мастера, до кончиков пальцев
длинной ноги, касающейся резного дерева королевской кровати. Это чувство
нельзя комкать: вскакивать, бежать под душ, хвататься за телефон, или
прицепиться мыслями к чему-нибудь деловому, серьезному.
Надо медленно дегустировать наслаждение, плавно перебираясь от мелких
объектов удовольствия к центру - главному предмету всеобъемлющего
торжества. Делать это необходимо очень осторожно, вдумчиво, стараясь не
расплескать ни капельки.
"В замке был веселый бал,
Музыканты пели.
Ветерок в саду качал
Легкие качели.
В замке, в сладостном бреду,
Пела, пела скрипка.
А в саду была в пруду
Золотая рыбка...", -
звенела в голове детская песенка. И дальше, дальше, под тоненькое
пиликанье скрипки. Не важно, что её слова сочинил сын русского помещика
Константин Бальмонт, умерший в эмигрантской нищете где-то под Парижем. А
гитарный аккомпанемент, наигранный отцом, похож на считалочку - весел,
прост и привязчив. Главное:
"Взор ко взору шепчет "Жду!"
Так светло и зыбко.
Оттого, что там в пруду -
Золотая рыбка..."
"Это я, я... Это - моя жизнь" - Полина медленно оглядела спальню.
Сквозь голубовато-перламутровый узор трехслойных занавесей в комнату
проникал таинственный глубоководный свет. У самого стекла сильно
присборенная дымка полупрозрачного шелка, над ней - плотный в серебряных
"французских" лилиях штоф, прихваченный по краям тяжелыми кистями, а сверху
- синяя атласная драпировка ламбрекенов. - Потрясное окно! Смотреть на него
и смотреть. Композиция занавесей составлена по принципу большого туалета -
от роскошного к интимному, от чувственного полумрака до яркого света
праздника.
Не стоит огорчаться, что солнца сегодня нет и что до весны почти три
месяца. Надо просто лежать и смотреть, слегка лаская ладонями приятную
прохладу постельного белья, безукоризненно стильного и соответствующего
облачению окна, вдыхать аромат гиацинтов, призрачно белеющих в корзине на
туалетном столике.
Сам столик, вазу, флакончики, обои, массивные очертания гардероба с
озерной гладью зеркала, прозрачный хрусталь люстры тоже надлежит
разглядывать долго, осторожно, словно вытаскивая из коробки с подарками
всяческие очаровательные сюрпризы.
"Я всегда хотел, чтобы у меня было все самое лучшее", - сказал Полине
Глеб, приведя её в свой дом, и посмотрел строго и значительно. Стало ясно -
это не комплимент, не пустяшное хвастовство. Это - смысл жизни, за который
он будет сражаться с бульдожьей яростью, до последнего дыхания.
Полина сладко потянулась, провела руками от плечей к бедрам... Сегодня
она спала одна и могла побаловать себя ночной сорочкой. Даже сквозь сон
чувствовались кружева на груди, ласкающее прикосновение английского батиста
- невесомого, нежного и совершенно не мнущегося.
Что толку в этих занавесях на окне хрущобы, нужен ли английский батист
на заплатанных простынях? Как выглядит золотая рыбка в эмалированном ведре?
Глупости! Глеб прав - человек должен стремиться к комфорту, к окружению
первоклассных вещей. Они дают уверенность в себе, ощущение силы и радости,
наделяют милосердием и любовью к



Назад