0af1d55e     

Бояджиева Мила - Лабиринты Надежд



Л.Бояджиева.
ЛАБИРИНТЫ НАДЕЖД
Посвящается моей маме
Глава 1
В таких автомобилях не ездят джентльмены с пустым кошельком, особенно
в районе Портхилз после 11 часов вечера. Шикарный "Форд" ищет место для
парковки, крутясь в узком переулке. Водитель осторожничает, боясь
поцарапать глянцево-черное крыло, вертит головой, показывая аккуратно
подстриженные седые виски и поблескивая оправой очков модели "сенатор".
Сид отчетливо видит крахмальный воротничок вечерней сорочки и
атласно-стальную "бабочку" у полного подбородка. Предвкушая хороший вечерок
с девочками, старый блядун выбрался из своего авто, проверил хлопком по
карманам наличие кошелька и двинулся в сторону сияющей огнями Фил-стрит.
Сид вынырнул из густой тени скверика прямо за спиной благоухающего дорогим
парфюмом господина, вдохнул поглубже, с ненавистью уставился в тщательно
подстриженый бобрик на крупном затылке и ткнул под ребро гуляки пистолет.
- Не дергайся. Я третий день без "колес", очень нервный. Палец на
курке дрожит. Кошелек, сука!.. - Легкий визг в голосе выдал нервное
напряжение: наркоман на пределе, способен пришить любого за пять долларов.
- О'кей, парень. К чему столько слов? Договорились. - Правая рука
джентльмена полезла во внутренний карман пиджака. Сид для полной
убедительности выругался, радуясь легкой победе. Но вместо кошелька он
получил мощный удар левой в челюсть и коленом в пах. Влажный от недавнего
дождика асфальт прильнул к распростертому телу. Клейкая шелуха тополиных
почек у щеки пахла надеждой. Рот Сида наполнился кровью - боль пронзила
прикушенную губу, дыхание перехватило, живот, его нагло урчавший от голода
живот, словно одервенел. Сид поджал колени и тихо заплакал.
...Они сидели в полутемном баре из числа тех, где не принято
разглядывать посетителей, - солидный господин, одетый для ужина в солидном
ресторане и длинновязый парень в нейлоновой куртке сине-оранжевой расцветки
- излюбленный прикид гарлемских негритосов. Щека у парня вспухла, кровила
разбитая губа. Потягивая виски, он морщился от боли, ощупывая языком
ссадину.
- Арчи Гудвин, - представился пожилой. - Пока ты был в сортире, я
заказал нам по салату и цыпленку-гриль. Не возражаешь?
- Сидней Кларк... - Парень опустил голову, рассматривая узор
пластиковой салфетки. Непонятно, как этот тип догадался, что он вовсе не
наркоман и уже три дня мечтал о цыпленке? И вообще...
- Дивный запах! Спасибо, дорогая. - Арчи вдохнул аромат доставленного
официанткой блюда с двумя толстенькими, покрытыми золотистой корочкой
тушками и кивнул Сиду: - Приступай без церемоний. Будет побаливать, полощи
рот виски. Там много льда и, уж извини, я подбавлю содовой. Не хочется
волочить тебя на собственном корбу черт-те куда. Твои аппартаменты,
полагаю, в какой-нибудь дыре на верхотуре. Чердак с пожарной лестницей.
Сид подозрительно глянул на человека, которого он собирался ограбить:
- Ты святой угодник или коп?
- Старый, опытный, повидавший виды мужичишка... Да и у тебя,
догадываюсь, нескучная биография. Четвертак уже стукнул?
- Будет в ноябре. Почему ты не сдал меня полиции и притащил сюда?
- Ты хотел есть и я накормил. - Арчи пожал плечами. - Это нормально.
Извини, что разбил губу, маленько не рассчитал. Не сразу просек расстановку
сил... - Смачно обгладывая косточки, он бросал на собеседника короткие
взгляды, прощупывающие его насквозь. - М-м-да... Давай, глотнем немного за
этот вечер. Удачнейший, между прочим, получился расклад!
Сид чокнулся с Арчи:
- Прости, если



Назад