0af1d55e     

Бочаров Олег - Проклятие Голубого Экрана Или Ася В Борьбе За Колясинский Эфир



Бочаров Олег
По просьбе некрослушателей, повторяю краткую биографию Аси Калясиной,
которая любила, но не вышла замуж. И слава Богу.
ПРОКЛЯТИЕ ГОЛУБОГО ЭКРАHА или АСЯ В БОРЬБЕ ЗА КОЛЯСИHСКИЙ ЭФИР
Большинство людей, животных, насекомых и даже водорослей и женщин наивно
полагает, что телевидение - это прямоугольный ящик квадратной формы, в
котором живут человечки, которых затолкал туда продавец непосредственно
перед покупкой аппарата. Hе являлась исключением и так называемая Ася. Hо
однажды она полезла на книжный шкаф за банкой вазелинового варенья,
облокотившись кирзовыми сапогами на телевизионный прибор, и он не выдержал.
И прибор, и шкаф.
Вестибюлярный аппарат Аси погубил телевизионный аппарат Сони. С
откровенным недоумением и младшим братом, Ася рылась в осколках гордости
семьи японского производства, пробуя на зуб ошметки кинескопа и пытаясь
обнаружить там останки или хотя бы дорогие наручные часы того на редкость
сексапильного диктора, который как раз за секунду до трагической катастрофы
учил Степашку и Филю открывать банки со свиной тушенкой.
Этот, казалось бы, эпизодический случай перевернул не только мебель, но и
жизнь Аси. Усилием воли подавив в себе нарастающую боль и сотрясение мозга,
она поняла, что для того, чтобы иметь возможность ежевечерне обниматься и
целоваться с любимыми Хрюшей и Филей, вовсе необязательно круглые как
акведук сутки просиживать в тесном ящике, раздирая колготки ножками от
микросхем и питаясь лишь изредка приползающими тараканами.
Телевидение стало притягивать Асю так же, как асфальт притягивает
выпавшего по-пьяни с балкона престарелого сербернара. Вот он летит,
развевая миловидными рыжими ушами, потоки воздуха сдувают с него блох, его
лапки отчаянным криком пытаются взмахнуть, чтобы обреченное лопнуть тело
взлетело ввысь, подобно горному орлу или горделивому пингвину. Hо асфальт
неумолим, он уже видит свою жертву, и уверен, что не промахнется. Так же и
телевидение - оно настолько крупнее Аси (даже если она вдруг где-нибудь в
Египте случайно забеременеет слоном), что Ася, несущаяся на него с
ускорением, равным пятидесяти падающим сербернарам, традцати двум
доберманам-пинчерам и семнадцати ди-бронксам-натали, просто не в силах
будет промахнуться.
Когда Ася чуть-чуть подросла, и уже смогла самостоятельно на цыпочках
дотягиваться до кнопки лифта с номером "4", она сразу же помчалась в
ПолиГрам и принесла себя в жертву местному маркетингу, бедный маркетинг еще
не догадывался, что на самом деле это жертвой оказался он. Hо при помощи
факсов, телефонных пыток и вечно шныряющих по углам полиграмовских
артистов, которые похожи на крыс даже тем, что постоянно уничтожают запасы
кофе и конфет, маркетинг меткими контратаками выводил Асю из строя и из
себя.
В один прекрасный день, уже больше похожий на ночь, Ася узнала, что даже
в несчастном ПолиГраме есть свое телевидение, еще более несчастное. Эта
информация ее настолько потрясла, что она даже на секунду потеряла
бдительность, и позволила Кемеровскому безнаказанно отвесить ей комплимент.
Опомнившись она отвесила ему оплеуху, после чего схватив за шкирку свою
сумочку и размазывая на ходу губную помаду по выступающим частям лица,
помчалась в Останкино. Грохот рушащихся дверей и беспорядочные выстрелы
растерянных сторожевых милиционеров оповестили персонал телецентра, что Ася
явилась. Кто-то успел спрятаться в водосливных бачках, более прозорливые
взяли бюллетень на три дня, и провели их взаперти лихорадочно составляя




Назад